Style Wars или свобода восьмидесятых

Yong_gun, 12.01.2008
 
Julius Вы считаете, что сложно проследить за тем, что же надевают звёзды NBA на свои ноги сегодня? И каким образом они пришли именно к этому выбору? Вероятнее всего, вы просто пропустили 80е годы.
 
А кто, собственно это помнит? Ну, хоть кто-нибудь из вас? Давайте вспомним основные значимые события последних лет. Nike потерял Данкана, Гарнетт покинул And1, Коби разошёлся с «Трёхполосными», Кемп ушёл из Reebok, Винс в пух и прах разругался с Puma, Хилл довольно мирно развёлся с Fila, Леброн заключил контракт с Nike, Мело стал Джордановцем. Безусловно, вот это то как раз мы помним прекрасно. Ведь нам абсолютно не всё равно, что надето на наших ногах во время игры. И зачастую наш выбор определяется вовсе не качеством продукта, а чем-то другим.
 
Многие из нас просто забыли те времена, когда кроссовки просто были обувью, в которой играли. Мы забыли времена, когда тема Игры была настолько чистой и открытой, что «все» играли абсолютно «во всём». Для баскетболистов, выступавших более 20 лет назад, дело было абсолютно не в шузах. И то, что находилось у них на ногах, абсолютно не влияло на уровень их игры, по крайней мере, так они искренне  думали.
 
То были 80е годы. Это было время фристайла, когда все стили были абсолютно свободными. Но, наиболее важно то, что сами стили были без ограничения. То была эпоха непохожести, случайных ассоциаций, раскрепощения. Это было время, когда фраза из трёх слов такая, скажем, как «Just Do It» не только становилась торговой маркой, но и массово попадала в наши головы, а затем плотно обосновывалась в наших душах.
 
Проще говоря, это было время, когда большой бизнес ещё не пришёл в большой спорт, а конкретно, в баскетбол. В те времена, на массовую культуру ещё не влияли деньги и торговые марки. Но, из того, что мы видим сейчас, со временем всё перевернулось с ног на голову.
 
Dominique Wilkins all star game dunkНо, откуда что пришло? Предлагаю копнуть чуть глубже, дабы докопаться до истины или, если кому-то угодно, до корня всего зла.
 
Вспомним 70е годы, когда Converse держал Игру под замком. Вся «постчактэйлоровская» эра полностью была отражением того, что надевал Julius Erving. И, естественно, что весь баскетбольный мир следовал его примеру.
 
А началось с того, что молодой пацан, зажигавший в своё время в Bata и выигравший чемпионат NCAA, по приходу в Лигу сразу же подписал контракт со «Звездой». После этого, большое количество талантливых игроков, вливаясь в общую массу профессионалов, прямиком из колледжа следовало его примеру. Таким образом, уже через несколько лет, у компании образовался действительно звёздный состав: Johnson, Bird, Isiah, Aguirre, McHale, Erving, Bernard King и многие другие не столь звёздные имена. В «обойме» Converse также оказался молодой пацан – игрок UNC по фамилии Jordan, кто также выступал в эксклюзивной продукции компании. Как вы понимаете, контроль над Игрой у «Звездного брэнда» был стопроцентный.
 
Mo CheeksНо, спустя некоторое время, произошла осечка, после которой «ветер несколько изменился» и тотальная гегемония Конверса на рынке баскетбольной обуви перестала быть чем-то абсолютно естественным. До сих пор причина этой «осечки» остаётся неясной, и люди продолжают судачить о том, что же такое произошло.
 
Кто-то говорит, что всё дело в Патрике Юинге, который «перешагнул» сделку с adidas. После этого многие игроки посчитали, что более значимо быть человеком со своей, пусть и небольшой, но собственной обувной компанией, чем продвигать к успеху крупные брэнды.
 
Его звали Домиником. У него были хайлайты. И был нечеловеком! В кварталах его называли Jimi Hendrix, он мог поцеловать небо. В игре он делал такие вещи, которые многие не могли понять. Он делал вещи, которые не могли воспроизвести даже игроки «всезвёздного» уровня. Он просто обогнал своё время.
 
Ник делал все те вещи в кроссовках, которые не надевал ни один человек в Лиге. Он делал вещи в Brooks, ни в Nike, ни в adidas и даже ни в Cons. В Brooks. Компания, выпускавшая беговые кроссовки, периодически «устремлявшая свои взгляды» в сторону баскетбола, была известна лишь тем, что была на ногах у Ника. Но самый интересный факт заключается в том, что в этих шузах он провёл лучшие годы своей замечательной карьеры без подписания контракта с компанией. Отношения Ника и Brooks наглядно демонстрируют нам, как обстояли «кроссовочные дела» в ассоциации в 80х годах.
 
Но Ник был далеко не одинок. До того момента, как он стал надевать персональные кроссовки Spalding стоимостью $100, Аким (всё верно, раньше в его имени не было первой буквы «Х») Оладжьювон играл в Etonic. В 1987 году Скотти Пиппен пришёл в Лигу в Avia. Клайд Дрекслер играл в Roos. Spdd Webb выиграл конкурс по броскам сверху в Pony. James Worthy и Adrian Dantley «отжигали» в New Balance. Mo Cheeks имел контракт с Ellesse. X Man шокировал людей в Spot-Bilts и X (Xanders). Karl Malone «доставлял свои письма» в L.A. Gears.
 
Все эти атлеты вызывали смущение простых обывателей, т.к. они не знали, что же им покупать. «То была эра свободы», сказал Charles Honor, бывший в то время региональным менеджером известной компании Footlocker, а в настоящее время являющийся владельцем своей собственной линии одежды Oneman. «80е годы были широко открыты для новых имён, ведь у покупателей не было той приверженности, что есть сейчас. Крупные корпорации не управляли Игрой так, как это происходит сейчас. Это было абсолютно другое время».
 
M-Man dunksНо неожиданный "сюрприз" приподнесли компании, выпускающие свою продукцию так сказать, в «диком стиле». Именно в 80е годы произошло самое настоящее вторжение таких обувных компаний, как Troop и British Knights. Именно эти две компании и задавали тон более крупным, ориентированным на спорт брэндам, постепенно захватывая рынок обуви для повседневной носки, рынок обуви, ориентированной на Hip-Hop.
 
И только после этого «Большие Парни» вынуждены были опустить свой взгляд с Олимпа на простых смертных, дабы раз и навсегда понять, что, хотят они того или нет, но «улицы» являются большой и реально действующей силой на рынке современной одежды. А теперь вдумайтесь, с чего это вдруг сейчас Reebok решили подписать Jay-Z, 50, Fabo и многих других рок и поп звёзд? Всё новое, это хорошо забытое старое.
 
А потом RUN-D.M.C. спели «My adidas», а Eric B. и Rakim сделали видео и разместили на альбомной обложке самую «сильную» модель Nike под номером 1. И после этого Игра уже никогда не могла оставаться прежней.
 
Но больше всех удивил спортивный мир игрок по имени Майкл Рэй Ричардсон. Он позволил себе сделать то, о чём многие игроки даже и не могли мечтать (только Винс Картер, спустя многие годы, смог повторить его «подвиг»). Этот атлет имел контракты сразу с двумя спортивными компаниями одновременно. Но самое безумное заключалось в том, что в отличие от Винса, ему это прекрасно сошло с рук. Ведь он даже не скрывал данный факт. Майклу было абсолютно всё равно. А над партнёрами по команде в раздевалке Knicks, Майкл даже посмеивался: «Ни один из вас, чуваки, не может иметь одновременно контракт сразу с двумя фирмами». Эти слова он говорил, будучи обут в Nike на одной ноге и Pony на другой. При этом «Сахарный Рэй» был готов выйти на площадку, чтобы принять участие в официальной игре. Лишь командному тренеру Red Holzman удалось заставить его принять решение, после которого атлет выходил на площадку либо в Nike либо в Pony. Как вам такое?
 
А после этого пошла мода на размещение в магазинах кроссовок, покрытых пластиком, на стенах. Это происходило повсеместно: от центральных магазинов в Нью Йорке до маленьких лавок где-нибудь в Сиэтле. После этого люди начали коллекционировать кроссовки.
 
akeen olajuwon etonic
Да, 80е годы контролировал Converse, точно также как 70е adidas. Но Nike готовил им всем серьёзную «встряску» своим просачиванием в Georgetown (они «обули» всю команду в именные кроссовки), а также в любую другую крупную школу на Востоке. После этого разорвалась «атомная бомба» под названием Air force 1 и «погода» на рынке стала очередной раз меняться. Но самой страшной новостью для конкурентов стал козырной туз в рукаве Nike по имени Майкл Джордан.
 
Безусловно, даже сейчас CWebb и Spree не так давно были подписаны Dada, Marbury и Big Ben сотрудничают с Starburry, Ricky Davis «пересел» на Pony, а Шак по-прежнему «отжигает» в Shaq Brand. Но это скорее исключение, только подтверждающее правило: сейчас никто не хочет связываться с небольшими компаниями. Атлеты предпочитают крупные многолетние контракты с мощными брэндами. Что-то вроде Брона и его многомиллионного контракта с Nike.
 
Но, возвращаясь в далёкие 80е годы, когда игроки с четырёх-, восьми- и даже десятилетним «стажем» участия в Играх Всех Звёзд за плечами лишь желали обладать тем, его нет больше ни у кого. Они просто хотели отличаться от всех остальных. Просто не быть «как Майк», и при этом абсолютно неважно, в чём он парит в воздухе.
 
И пока кто-нибудь из звёзд не начнёт играть, скажем, в Skechers, мы, вероятно, уже не увидим те дни.